Метки

С этим пора кончать. Считаю, давно пора запретить в России нижеследующих авторов как пятую колонну, национал-предателей и агентов госдепа. Книги свезти на Селигер и сжечь. Как можно скорее! Список пополняется — можете предлагать своих кандидатов с цитатами.

Александр Блок. Русский, советский поэт.

1

Из статьи «Интеллигенция и революция» ( 9 января 1918 г.):

«Почему дырявят древний собор? — Потому, что сто лет здесь ожиревший поп, икая, брал взятки и торговал водкой. Почему гадят в любезных сердцу барских усадьбах?  — Потому, что там насиловали и пороли девок: не у того барина, так у соседа…  Что же вы думали? Что революция — идиллия? Что творчество ничего не разрушает на своем пути? Что народ — паинька?»

Иван Бунин,русский писатель.

2

Из книги «Окаянные дни» (1918-19 гг.):

«Бог шельму метит. Еще в древности была всеобщая ненависть к рыжим, скуластым. Сократ видеть не мог бледных. А современная уголовная антропология установила: у огромного количества так называемых «прирожденных преступников» — бледные лица, большие скулы, грубая нижняя челюсть, глубоко сидящие глаза. Как не вспомнить после этого Ленина и тысячи прочих?

А сколько лиц бледных, скуластых, с разительно асимметрическими чертами среди этих красноармейцев и вообще среди русского простонародья,- сколько их, этих атавистических особей, круто замешанных на монгольском атавизме!»

Максим Горький, русский, советский писатель.

3

Из письма Василию Брееву, председателю нижегородского отдела Союза русского народа (т.е. профессиональному патриоту того времени):

«Вы, считая себя представителями «истинно русского народа», представляете собою ту его часть, в крови которой наиболее тяжело и густо выражено начало азиатское, восточное, влитое в кровь и мозг России монголами, усиленное рабством во время крепостного права.

Вы еще не изжили эту монгольскую и рабью кровь, и вам давно пора знать, что, благодаря именно вашему существованию, Россия все еще полуазиатская страна…

В сердце русского человека издревле борются две струи крови: одна — арийская, славянская — зовет его к деянию, к борьбе за право личности, за достоинство человека, тянет его на Запад, к будущему; другая струя — туранская, монгольская — она влечет к бездейственному подчинению чужой воле… Вот эту пассивную, отравленную монголизмом и Востоком часть русского народа, которая становится все ничтожнее количеством, вы и представляете».

Из книги «Несвоевременные мысли», статья от 7 декабря 1917 г:

«Что же нового дает революция, как изменяет она звериный русский быт? Я никогда не был демагогом и не буду таковым. Порицая наш народ за его склонность к анархизму, нелюбовь к труду, за всяческую его дикость и невежество, я помню: иным он не мог быть. Условия, среди которых он жил, не могли воспитать в нем ни уважения к личности, ни сознания прав гражданина, ни чувства справедливости, – это были условия полного бесправия, угнетения человека, бесстыднейшей лжи и зверской жестокости»

Сергей Есенин, русский советский поэт

4

Из книги «Железный Миргород» (очерки о поездке в Европу и Америку):

«Я осмотрел коридор, где разложили наш большой багаж, приблизительно в 20 чемоданов, осмотрел столовую, свою комнату, две ванные комнаты и, сев на софу, громко расхохотался. Мне страшно показался смешным и нелепым тот мир, в котором я жил раньше.

Вспомнил про «дым отечества», про нашу деревню, где чуть ли не у каждого мужика в избе спит телок на соломе или свинья с поросятами, вспомнил после германских и бельгийских шоссе наши непролазные дороги и стал ругать всех цепляющихся за «Русь» как за грязь и вшивость. С этого момента я разлюбил нищую Россию…С того дня я еще больше влюбился в коммунистическое строительство».

Николай Некрасов, русский поэт.

5

Стихотворение «Наконец из Кенигсберга» (по мотивам путешествия поэта в Европу и обратно):

Наконец из Кенигсберга
Я приблизился к стране,
Где не любят Гуттенберга
И находят вкус в говне.

Выпил русского настою,
Услыхал «ебену мать»,
И пошли передо мною
Рожи русские плясать.

Александр Пушкин, русский поэт.

6

Из письма жене от 11 июня 1834 г.:

«…На того [на царя Николая I] я перестал сердиться, потому что, toute réflexion faite [ в сущности говоря], не он виноват в свинстве, его окружающем. А живя в нужнике, поневоле привыкнешь к говну, и вонь его тебе не будет противна, даром что gentleman. Ух, кабы мне удрать на чистый воздух»

М-да. Один разлюбил Русь за непролазные дороги, грязь и вшивость (Есенин). Другой, возвращаясь в Россию из-за границы, «приближается к стране, где находят вкус в говне» (Некрасов). У третьего — «живя в нужнике, поневоле привыкаешь к говну» (А.С.Пушкин о России). У четвертого — звериный русский быт и азиатское начало, «влитое в кровь и мозг России монголами, усиленное рабством во время крепостного права» (Горький). Не, ну нормально? — И этих русофобов, живших на западные гранты, у нас в школе проходят!

Реклама