Метки

1

Они должны были придти к власти, вовсе не Ленин. Эсеры были самой крупной революционной партией в России начала 20 в. И главными террористами в стране. За неполных 10 лет (1902-1911)  партия эсеров совершила  263 теракта, в ходе которых погибли 2 министра, 33 губернатора и вице-губернатора, 16 градоначальников, 7 адмиралов и генералов, 26 разоблачённых агентов полиции.

Самые сложные и громкие теракты были проведены Боевой организацией партии. Они убивали не просто министров —  а двух министров внутренних дел (т.е. главных ментов страны), не просто глав регионов —  а градоначальника Петербурга фон дер Лауница (т.е. мэра столицы), не просто генералов — а командующего Московским округом великого князя Сергея Александровича (дядю Николая II). В числе несостоявшихся покушений фигурировала даже покупка аэроплана с целью воздушной атаки на Зимний дворец.

В 1906 г.  от партии эсеров отпочковалась наиболее радикальная часть — эсеры-максималисты. Часть боевиков перешла туда и создала свою Боевую организацию эсеров-максималистов. Эта группа просуществовалал недолго, но в числе её акций  —  взрыв дома премьер-министра России Столыпина на Аптекарском острове в 1906 г.  Погибло 30 человек,  в том числе пензенский губернатор (по случаю оказался в доме) и несколько офицеров. Были также ранены 2 детей Столыпина 3 и 14 лет, но сам он не пострадал.

Представьте, чтобы некая организация и смежные с ней группы за период с 2003 по 2013 г.  последовательно замочили Нургалиева, Бастрыкина, Матвиенко и Сердюкова, взорвали дачу Путина на Валдае, где бы пострадала проживающая там Кабаева с 2 детьми и по случаю — пензенский губернатор Василий Бочкарев по кличке «Вася -Доля».   Да, а еще — чтобы во главе этой организации стоял бы платный агент ФСБ.

Примерно так оно и было в России начала 20 в. В самый активный период (1903-1909 гг.) Боевую организацию эсеров возглавлял агент Охранного отделения — Евно Фишелевич Азеф. Еще в молодые годы ростовский еврей Евно Азеф сам предложил свои услуги полиции в качестве осведомителя. Начинал как мелкий стукач в молодежной среде. Но потом сделал быструю карьеру в революционном движении и стал самым высокопоставленным агентом охранки среди эсеров.

Азеф в молодые годы.

2

Григорий Гершуни, основатель Боевой организации эсеров.
Арестован в 1903 г., приговорен к пожизненному, бежал, умер в эмиграции.

3

Марк Алданов писал об Азефе следующим образом:

«Метод действий Азефа в схематическом изложении был приблизительно таков. Он «ставил» несколько террористических актов. Некоторые из них он вел в глубокой тайне от Департамента полиции с расчетом, чтобы они непременно удались. Эти организованные им и удавшиеся убийства страховали его от подозрений революционеров; до самой последней минуты вожди партии смеялись над такими подозрениями: «как можно обвинять в провокации человека, который на глазах некоторых из нас чуть только не собственными руками убил Плеве и великого князя». Другую часть   задуманных террористических актов Азеф своевременно раскрывал Департаменту полиции, чтобы никаких подозрений не могло быть и там. При этих условиях истинная роль Азефа была в течение долгого времени тайной и для революционеров и для деятелей департамента. Каждая сторона была убеждена, что он ей предан всей душой».

Что двигало Азефом, когда он сам предложил свои услуги охранке?  — Деньги.  Увы, руководитель подпольной группы фанатиков, готовых все положить за свою идею, сам был одержим стяжательством. Начинал с 50 руб. в месяц. В 1900 г. он получал от полиции  уже 150 рублей в месяц. В 1901 по мере роста по партийной линии —  500,   в разгар революции 1905-1907 гг. по  1000 и более.

Это были большие деньги.  Однако дружба охранки с Азефом была похожа на сотрудничество ЦРУ с Бен Ладеном во время афганской войны 1980-х гг. Американцы давали деньги человеку, который их ненавидел, и никакими гонорарами его было не изменить.

Каждая сторона была убеждена, что этот человек предан ей всей душой...

4

Сохранились свидетельства, что Азефа прямо-таки трясло от ненависти, когда речь заходила о фон Плеве, министре внутренних дел. Он считал, что Плеве ответственен за еврейский погром в Кишиневе в 1903 г.  Азеф горел желанием отомстить и организовал убийство министра. Никакие гонорары от ведомства Плеве, хоть  по 1000 руб. в мес., его не остановили.

Покушение  Азеф поручил проверенным людям. Непосредственно всем руководил Борис Савинков — правая рука Азефа, бомбу делала, как обычно, Дора Бриллиант, кидал её Егор Созонов, с запасной бомбой (если Созонов промахнется) шел Иван Каляев. Но Созонов не промахнулся. Плеве был убит с первого раза. Дору Бриллиант Азеф позднее сдал охранке.  Надо же было показать результаты работы.

Писатель Джек Лондон, который  одно время увлекался социализмом, как-то сказал: «Я сначала белый белый человек, а потом уже  — социалист». В случае с убийством фон Плеве можно сказать, что Азеф был сначала еврей, потом революционер, потом — агент полиции. Именно в такой последовательности.

Борис Савинков, зам. Азефа в Боевой организации эсеров. После 1917 г. — участник Белого движения. Долго не верил, что Азеф  — агент охранки, на партийных разборках защищал его от «клеветы» до последнего.

5

Какой взгляд у Бориса Савинкова… Нынешним борцам с «цветной революцией»  в РФ надо радоваться, что имеют дело с Навальным…Не видели они настоящих революционеров и настоящих революционных организаций.

В свое время в ГРУ был такой американский шпион — генерал Дмитрий Поляков. В 1950-е гг. работал в советской миссии при ООН в Америке, где у него тяжело заболел сын. Нужна была операция стоимостью 400 долларов. Советское начальство отказало Полякову,  и сын умер. Поляков потом больше 20 лет работал на ЦРУ. Почти бесплатно. Он любил столярничать на даче и просил передавать ему наборы хороших инструментов западного производства. В этом была особая издевка. Поляков мстил советскому режиму за сына, продавая ценнейших агентов за дрель «Блэк энд Деккер».

Поляков мстил режиму за сына, Азеф — за погромы. Но Азеф еще и деньги зарабатывал. Причем не только в полиции. После того, как боевики-эсеры доказали, что умеют убивать ментов и чиновников  — в партийную кассу пошел настоящий поток денег. И из России, и из-за рубежа. Кто-то проявлял свою ненависть к царскому режиму собирая бомбы в гостиницах, а кто-то — жертвуя средства бомбистам. Азеф распоряжался деньгами, выделенными партией на террор, практически бесконтрольно. Свою революционную карьеру он закончил весьма состоятельным человеком.

Но подчиненные Азефа ни о чем не подозревали. Каляев убил великого князя Сергея и был схвачен на месте. Приговорен к повешению. Но Азефа он не сдал. Когда вдова князя пришла к нему в тюрьму узнать насчет раскаяния —  Каляев ответил в том духе что он ни в чем не раскаивается, т.к. мстил за 9 января. Он был совершенно убежден, что делал все правильно: Романовы расстреливали народ — вот вам расплата, пули и бомбы могут летать в обоих направлениях.

Каляев сразу после убийства великого князя Сергея. Одежда порвана в результате взрыва.

6

Однако в конце концов жизнь повернулась так, что Азеф все-таки был раскрыт.  История этого разоблачения — психологический роман достойный Достоевского. В мае 1906 г. к эсеровскому публицисту Бурцеву пришел в редакцию незнакомый молодой человек, который представился следующим образом: «По своим убеждениям я — эсер, а служу в Департаменте полиции». Назвался он как «Михайловский». На самом деле это был офицер охранки Михаил Ефремович Бакай. Он выразил готовность помогать революционерам.

Приходит оперативник центра «Э» МВД РФ в редакцию «Новой газеты» и предлагает сдать их стукачей в несистемной оппозиции. Верите?  А вот в царской России такое было.

Михаил Бакай. Офицер охранки, который сочувствовал революции.

7

Позднее Михаила Бакая отправят в ссылку в Туруханский край в 1907 г., но по пути он сбежит и навсегда покинет Россию. Уедет во Францию, потом в Конго, во Французскую Африку.

Владимир Бурцев. Журналист и революционер, охотник за провокаторами.

8

В числе сведений об агентах охранки, полученных Бурцевым от Бакая, было то, что в высшем руководстве партии эсеров есть некий провокатор по кличке «Раскин». Больше Бакай о нем ничего не знал.  Бурцев стал лихорадочно размышлять, кто бы это мог быть. И вдруг вспомнил про Азефа:

«Как-то неожиданно для самого себя, я задал себе вопрос: да не он ли сам этот Раскин? Но это предположение мне тогда показалось столь чудовищно нелепым, что я только ужаснулся от этой мысли. Я хорошо знал, что Азеф — глава Боевой организации и организатор убийств Плеве, великого князя Сергея и т. д., и я старался даже не останавливаться на этом предположении. Тем не менее с тех пор я никак не мог отделаться от этой мысли, и она, как какая-то навязчивая идея, всюду меня преследовала…»

Однако Бурцеву не хватало доказательств. Но постепенно появились и они. В 1907 г.  группа эсеров из г. Саратова  написала в ЦК партии письмо об агенте полиции  по имени «Сергей Мелитонович», о котором им стало известно:

«Из источника компетентного нам сообщили следующее: в августе 1905 г. один из виднейших членов партии с.-р. состоял в сношениях с департаментом полиции, получая от департамента определенное жалованье. Лицо это то самое, которое приезжало в Саратов для участия в бывших здесь совещаниях некоторых крупных партийных работников. О том, что эти совещания должны состояться в Саратове, местное охранное отделение знало заблаговременно (…)  Имена участников также были охранному отделению известны, а потому за всеми участниками совещания была учреждена слежка.

Последнею руководил, ввиду особо важного значения, которое приписывалось охраной совещаниям, специально командированный департаментом ветеран-сыщик, статский советник Медников. Этот субъект хотя и достиг высокого чина, однако остался во всех своих привычках простым филером и свободное время проводил не с офицерами, а со старшим агентом местной охраны и с письмоводителем.

Им-то Медников и сообщил, что среди приехавших в Саратов на съезд соц.-революционеров находится лицо, состоящее у департамента полиции на жаловании — получает 600 рублей в месяц. Охранники сильно заинтересовались получателем такого большого жалованья и ходили смотреть его в сад Очкина (увеселительное место). Он оказался очень солидным человеком, прекрасно одетым, с видом богатого коммерсанта или вообще человека больших средств».

Получается, что пока революционеры заседали на своем съезде, рядовые филеры охранки ходили на экскурсии посмотреть на Азефа. 600 рублей в месяц, где ж это видано!  В солидном человеке с видом богатого коммерсанта угадывался Азеф, но Бурцеву все равно не доставало доказательств. И может он так и остался бы навсегда наедине со своей паранойей, но однажды удача улыбнулась ему. Случай свел его с  Алексеем Лопухиным, бывшим директором Департамента полиции в 1902-1905 гг.  Это человек стал русским «Сноуденом» образца 1905 года.

Алексей Лопухин в рабочем кабинете.

9

Лопухин был аристократ из старинного княжеского рода, один из высших сановников в государстве. Аристократ в каком-то там поколении — это дело серьезное. Это сегодня в России президент — сын уборщицы и вахтера, выросший в жуткой нищете. А министр МВД у него — бывший водитель погрузчика из дыры под названием Нижний Ломов (Пензенская обл.). Элита Российской империи, в том числе высшая бюрократия, это была несколько иная публика.

Тем не менее в 1905 году аристократа Лопухина снимают с должности после убийства великого князя Сергея (т.е. благодаря Азефу).  После чего  отправляют губернатором в Эстляндию.  Но революция набирала силу, а Лопухин выступил против репрессивных мер, проводившихся из Петербурга в отношении забастовок и уличных волнений. В итоге его вовсе сняли со всех постов. Из тогда из бывшего офицера охранки и губернатора получился …  либерал, оппозиционер и разоблачитель царского режима.

Человек, который занимается политическим сыском по долгу службы знакомится с идеями,  с которыми борется. А идеи, они имеют  силу. Представьте офицера Пятого Управления КГБ, который в свое время завербовал молодого патриарха Кирилла. А в итоге  — сам ушел в Православие. Разве это возможно в реальной жизни?  А в царской России подобные метаморфозы были.

В 1906 г.  Лопухин выступил с сенсационным разоблачением в отношении волны еврейских погромов, которая в то время шла по стране. Он заявил, что листовки с призывами к погромам печатаются в типографии МВД, что полиция, т.е. его бывшие коллеги,  сама организует черносотенные банды и об их акциях комендант императорского двора лично докладывает царю Николаю. Столыпин в тот момент возглавлял МВД. Таким образом,  бывший глава русской полиции Лопухин заявил ни много — ни мало, что главные погромщики в России — Столыпин и Николай II. Возник нешуточный политический скандал, который подлил масла в пожар революции.

Алексей Александрович Лопухин.

10

Дальше — больше. Лопухин знал и про агента Азефа. Но, естественно, молчал, ибо раскрытие агентуры —  это уже уголовное преступление. Но Бурцеву удалось сделать невозможное. Он «случайно» встретился с Лопухиным в поезде Кёльн-Берлин, в 1908 г., в одном купе. Лопухин ехал по Европе на отдых. Они проговорили 6 часов. Бурцев уговаривал Лопухина назвать настоящее имя «Раскина» — Азеф или нет?

«После   каждого   нового доказательства, я обращался к Лопухину и говорил: «Если позволите, я вам назову настоящую фамилию этого агента. Вы скажете только одно: да или нет».

Бурцев рассказал Лопухину много нового. Их лучший агент Азеф вел двойную игру.  Кого-то он сдавал, но в важных (для него) случаях оставался революционером — как при убийстве великого князя Сергея, из-за которого Лопухина выгнали с должности. Через 6 часов, уже перед самым Берлином, Лопухин сказал «да».  Это имело далеко идущие последствия. Азеф был раскрыт. Найти, кто его сдал, не составило труда. Лопухин получил 5 лет каторжных работ за государственную измену.

Бурцев сообщил о предателе товарищам по партии. Но после разоблачения Азеф скрылся и потом жил в Германии под чужим именем. В 1912 г. бывшие товарищи обнаружили его, но ему опять удалось скрыться. Денег у Азефа было полно, он отдыхал на лучших курортах, играл  в казино по-крупному.  Малина кончилась с началом Первой мировой войны. Азеф разорился (все его деньги были вложены в русские ценные бумаги), а в 1915 г. немцы арестовали его как «опаснейшего анархиста».

Тюремные фото…

11

Алданов довольно ярко живописует тюремную эпопею Азефа в Германии:

«Азеф пробыл в заключении два с половиной года. Содержалсяонв условиях довольно сносных, однако былими оченьнедоволен. Вответ нажалобыАзефа немецкаяадминистрация любезно предложила емуперейти из тюрьмыв лагерь длягражданских пленных русской национальности. Это предложение Азеф отклонил. Б.И.Николаевский напечаталвыдержкииз тюремных писем Азефа.Они изумительны побесстыдству. Их тон — тон дневника, который Альфред Дрейфус вел на Чертовом острове.

С Дрейфусом, впрочем, Азеф сравнивает себя и сам:  «Меня постигло,— пишет он,— величайшее несчастье, которое может постигнуть невинного человека и которое можно сравнить только с несчастьем Дрейфуса».  Заодно, Азеф скорбит и обо всем страждущем человечестве. Его чрезвычайно угнетает «Молох войны»,— как это в самом деле люди так жестоки друг к другу! «Слабый луч надежды» приносит ему, правда, русская революция: обстановка изменилась, и о «мерзавцах» писать больше незачем.

Азефа радует поездка Ленина из Швейцарии в Петербург,— «почтительное отношение Германии к едущей в Россию группе социал-демократов пацифистского направления». Он и сам с удовольствием принял бы участие в строительстве новой России: «я хотел бы помочь в работах по окончанию этого здания, если я не принимал участия в их начале».

Ну тут даже добавить нечего. Хотел бы  помочь строительству здания новой России… Азефа выпустили  в 1917 г., после выхода России из ПМВ.  Но в тюрьме здоровье его пошатнулось и вскоре он умер. Похоронен в безымянной могиле на кладбище в Вильмерсдорфе (Берлин).

Реклама